Четверг, 03.12.2020, 14:08Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Статистика

Dragon Lance "Дитя Тёмных Одежд",Рейстлин/Даламар, R - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Наше творчество » Дом Маджере » Dragon Lance "Дитя Тёмных Одежд",Рейстлин/Даламар, R (осторожно - описание нетрадиционных отношений)
Dragon Lance "Дитя Тёмных Одежд",Рейстлин/Даламар, R
РиннаДата: Пятница, 26.06.2009, 14:20 | Сообщение # 1
Местный Карамон
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Статус: Offline
Фендом: Dragon Lance
Название: Дитя Тёмных Одежд
Пейринг: Рейстлин/Даламар
Размер: миди
Аффтары: Ринна/Танэлар (оно же - Рейстлин)
Бета: Violet
Жанр: фентези, слеш, стёб
Рейтинг: R
Статус: в процессе
АП: Увы, не моё, хотя Рейстлина я, пожалуй, присвою...
Предупреждения: ООС! Все персонажи в моём извращённом видении.
Примечания:
*Шалафи – по эльфийски – наставник, учитель, Мастер, господин (в т.ч. в значении «хозяин»).
**Шалори – по иронии судьбы – любимый

На момент событий по нашим с Танэ вычислениям Рейстлину что-то около 30 лет, Даламару - 50-60, но он эльф и это соответствует примерно 20 человеческим годам

 
РиннаДата: Пятница, 26.06.2009, 14:21 | Сообщение # 2
Местный Карамон
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Статус: Offline
«…Запретный сладок плод,
Огня боится зверь лесной,
Ты знала это хорошо сама.
Но песней увлекла его вслед за собой,
И ваш союз благословляли ночь и Тьма…»
Ульв

Страх… Больше всего это ощущение похоже на страх… В животе что-то сжимается, дыхание с трудом пробивается сквозь стиснутые зубы. Эльф встаёт с постели и распахивает окно, наплевав на влажный ветер. Далеко внизу, за мраком Шойкановой рощи, светятся редкие огоньки…
Даламар усаживается на подоконник, запахивая на груди полы плаща и свешивая одну ногу наружу. Можно даже встать на узкий карниз – всё равно магия Башни и призраков не даст свалиться. Эльф ёжится от холода, но упрямо ёрзает, пытаясь найти удобное положение на жёстком и сыром камне.

***часть 1***
Жизнь решила явно над ним пошутить. Он прошёл испытание настолько легко, что появилась странное ощущение посторонней помощи. Словно кто-то или что-то ВЕЛО его.
Но – юношу ждал неприятный сюрприз. Никто не хотел учить Тёмного эльфа… Ни один маг из Варейтской башни не пожелал взять его учеником, и даже Конклав не мог помочь.
Даламар остался не у дел…

Через неделю одиноких скитаний по саду и коридорам, где никто не обращал внимания на стройную фигурку, закутанную в чёрный балахон, его неожиданно вызвал сам глава Конклава. Эльф несколько насторожился – что могло понадобиться Светлому магу от неофита, носящего к тому же чёрную мантию? Но не испугался. Он не знал за собой никаких провинностей, да и достоинств в себе тоже никаких не находил.
Эльф кивнул посланнику, и быстрым шагом направился вслед за ним в верхние комнаты башни.

Через сутки после разговора он уже седлал коня, прослеживая по карте направление на Палантас. Ученик самого Рейстлина… От такого предложения сложно отказаться… чем бы ни пришлось заплатить.

***
- Значит, ты – тот самый эльф, первый за сотню лет, решивший учиться тёмному искусству?
Даламар ёжился под пристальным взглядом одного из сильнейших магов континента. Мягкий бархат облегал стройное тело, голос – тихий, хрипловатый голос человека, отвыкшего говорить вслух… Если бы Даламар не знал точно, что в его (как он надеялся) будущем наставнике нет ни капли чужой крови, он принял бы его за полуэльфа. Юноша не пошевелился, когда Рейстлин обошёл его кругом, разглядывая, словно подсвечник на прилавке. Слишком велико было желание поскорее закончить формальности и приступить к занятиям, чтобы обращать внимание на обидные слова и жесты Учителя.
- Да. Меня зовут….
- Я знаю, как тебя зовут. Я знаю, кто ты, откуда, почему и зачем пришёл сегодня сюда. Неизвестно пока только одно – насколько ты здесь задержишься.
Маг развернулся к своему столу, увлечённо вглядываясь в какие-то документы.
- Спиральная лестница за дверью. Иди наверх. Через пятьсот тридцать девять ступеней – поверни налево.

***
Размышления Даламара были прерваны весьма неожиданным и неприятным образом: непосредственно перед его лицом возникли глаза. Самые обыкновенные, огненно-потусторонние призрачные глаза, от которых веяло могильным холодом. Даламар от неожиданности перепугался и бесславно сверзился на холодный каменный пол, что ничуть не прибавило призраку очарования в глазах (пардон за каламбур) эльфа.

Призрак мановением чего-то захлопнул окно, и поведал так и не осмелившемуся подняться юноше:
- Господин слаб здоровьем, поэтому он просит Вас впредь не открывать окон в его присутствии, или, на крайний случай, не открывать их НАДОЛГО и широко.

Эльф нерешительно покивал, после чего глаза удовлетворённо моргнули и просочились сквозь стену. Желание поспать после такого происшествия, естественно, отбило напрочь, и Даламар решил хоть осмотреть свои комнаты – выходить среди ночи на узкую витую лестницу без перил в Палантасской башне он не осмелится – и никакая магия тут ни при чём.

***
Бессонная ночь не пошла даром, и сидя за столом в жарко натопленной, душной комнате для занятий при библиотеке Даламар клевал носом.
Наконец, захлопнув особо нудный, тяжеленный как гном в полном доспехе фолиант, эльф решительно встал из-за стола, несколько раз наклонился и потянулся, чтобы размять затёкшие мышцы. За этим занятием его и застал Учитель.
- Хм…
Эльф вздрогнул, повернулся всем телом и почтительно склонил голову.
- Шалафи?…*
Рейстлин, не отвечая, снова обошёл его, как и в первый раз, довольно бесцеремонно разглядывая. Эльф остался неподвижен, только позволил себе немного скосить глаза, следя по мере возможности за перемещением Учителя по комнате. Когда Рейстлин оказался у эльфа за спиной, тот напрягся, но не обернулся. Неожиданно – Даламар едва устоял на месте – горячая, обжигающая даже сквозь мантию ладонь прижалась к его спине между лопаток. Рейстлин провёл пальцами от шеи до поясницы эльфа, после чего, не оглядываясь, вышел из комнаты.
- Если устал, можешь спуститься перекусить. Кухня внизу.
Единственное, что услышал Даламар прежде, чем дверь за его шалафи захлопнулась.

С трудом отыскав кухню, Даламар ещё больше удивился и разозлился, не увидев никаких признаков огня в очаге и кастрюль с едой на полках. «Я маг или где? Как же питается великий Рейстлин? Не в трактир же ходит? Что-то тут должно быть…»
Не без усилий отыскав вход в кладовку, Даламар извлёк на свет божий корзину с луком, зерно, морковь и кое-какие пряности. Он уже понял, что Учитель готовил не здесь. Если вообще готовил – кто знает, может, ему призраки еду приносили?

После помывки картошки и оттирания копоти с чайника, возня с огнивом уже показалась детской забавой. Вскоре в помещении запахло аппетитным супом. К моменту, когда зверски голодный эльф приканчивал тушёную капусту, в тайне гордясь, что она таки не пригорела, в поле его зрения снова возник чёрный балахон шалафи. Маг принюхался.
- Ты неплохо готовишь, судя по всему… Прекрасно, значит, теперь ТЫ и будешь этим заниматься. Список продуктов и деньги я пришлю после завтрака. И прибери потом тут, пожалуйста.
Рейстлин прихватил с плиты котелок с тушёными овощами и снова скрылся из виду. От грохота разбитой разъярённым эльфом миски попрятались все пауки, а призрак на вершине башни возмущённо приоткрыл глаз. Только поднимающийся к себе в комнату Рейстлин ехидно, но довольно улыбался, обнимая горячую, исходящую ароматным паром посудину. Теперь-то великий маг наконец может подремать после еды, не боясь, что засохнут невымытые кастрюли…

Эльф мучительно корпел над древнющим заплесневелым манускриптом, пытаясь воссоздать гримуар… Неожиданно дверь внизу башни захлопнулась с таким грохотом, какого не видел Палантас со времён Катаклизма. Даламар недоумённо вгляделся в общую магию башни, но ничего особенного не увидел. Судя по всему, это чудил его шалафи.
Юноша попытался сосредоточиться на работе, но буйство внизу продолжалось. Вскоре шум передвигаемой мебели сменился звоном посуды, и эльф всерьёз озаботился сохранностью кухни, где только-только успел навести порядок. Пару раз он чувствовал холод, означавший, что мимо двери в комнату снуют взбаламученные призраки. Он хотел было рискнуть и спуститься вниз, чтобы узнать что всё-таки происходит, но тут башню огласил вопль, достойный пьяного дракона:
- Даламар? Даламаааар! ДАЛАМАР!!!!!!!!!!
Эльфа приподняло с жесткого сиденья и буквально впечатало обратно. Он устало вздохнул, понимая, что выбора у него нет.
- Да, шалафи, конечно, шалафи… Я уже иду, шалафи… – обречённо пробормотал он, нисколько не заботясь, слышит ли его кто-либо…

Шалафи обнаружился в кухне… Держа за лапку свежеощипанную куриную тушку, он целеустремлённо потрошил ящики с посудой.
- Даламар, где мой любимый чугунный котелок? И нарежь мне луку, пару горстей.
Эльф покорно выудил из шкафа требуемое и принялся шинковать овощи. Если шалафи приспичило, лучше не пытаться его остановить. Некоторое время на кухне стояла тишина, прерываемая только невнятными азартными возгласами Рейстлина, да жалобным сопением Даламара, мелко крошившего лук.
Очередной раз утерев с носа то ли капельку пота, то ли слезинку, и от души чихнув в этот трижды проклятый Рейстлинов лук, Даламар наконец поднял голову на учителя. Тот, не обращая внимания на окружающее, с мечтательнейшим выражением лица растирал в ступке пряные травы.
- Э… шалафи, а что мы делаем?
- Курицу, мальчик мой… Курицу по моему любимому старинному рецепту.

У эльфа вытянулось лицо. Значит, он бросил работу, которая только-только начала получаться – ради какой-то жареной курятины… Которую наверняка ему же и не дадут…
В возмущённом молчании прикончив луковицу, Даламар сполоснул руки и поспешил в библиотеку.

***
Как ни пытался эльф сосредоточиться на поблёкших, расплывшихся буквах, активная деятельность шалафи игнорированию не поддавалась. Рейстлин уже несколько раз проходил мимо его двери, и Даламар каждый раз настороженно прислушивался – не хотелось опять оказаться мальчиком на побегушках у не в меру развеселившегося мага.

Он уже собирался убрать свитки на место и потихоньку убраться спать, когда в библиотеку припёрся очередной дух. С некоторой осторожностью приблизившись к молодому эльфу (хоть и неопытный, но что только магик со злости не вытворит…), глаза вежливо моргнули, и призрак произнёс:
- Господин просит тебя присоединиться к нему в гостиной. Он будет ожидать тебя через час.
Стойко выслушав все пожелания, анатомические подробности и предположения об интимных особенностях некоторых магов и призраков вообще, и Рейстлина конкретно, посланник деликатно заметил, что это не соответствует истине, а на последнее предположение он никогда и не осмелится, после чего получил свитком промеж глаз и благоразумно ретировался на балкон. Даламар так и не успел добавить, что придёт… Хоть бы из чистого любопытства.

В гостиной царила тишина, половина светильников была потушена. Даламар даже слегка опешил, решив, что посланник что-то перепутал. Но тут дверь распахнулась, и на пороге воздвигся шалафи.
- Ученик, сегодня мы работать не будем. Идём на кухню, поможешь мне принести подносы. Ученик… челюсть подбери.
Даламар послушно захлопнул рот. Вечер явно обещал быть интересным…

После третьего бокала Даламар понял, что его шалафи нализался задолго до возвращения в башню. Просто до определённого момента умудрялся держать себя в руках. Но сейчас сильнейший тёмный маг Ансалона явно не думал о самодисциплине. Он вольготно расположился в мягком кресле, поджав под себя ноги, закутанные подолом мантии, и грел ладони о кружку горячего вина с пряностями. Большая часть свечей уже догорела, а зажигать большие светильники Рейстлин не пожелал.
Наконец эльф решился задать вопрос, ответа на который боялся не получить, или получить в виде пролетающего предмета.
- Так что сегодня за день, шалафи? К чему это праздничное убранство и ужин? Я не припомню ни одного праздника...
Маг вздохнул, заглянул в кружку и побултыхал там остатки вина.
- Сегодня не праздник... Просто мой старый друг сегодня смог принять меня, и мы слегка чересчур... посидели за столом. И я подумал, что мы уже неделю живём под одной крышей, а я ничего о тебе не знаю...
Даламар недоумённо уставился на мага:
- Старый друг? Шалафи, я столько слышал о Вас, но...
К удивлению эльфа, Рейстлин снова не возмутился. Он сполз с кресла на ковёр, утаскивая за собой покрывало, и старательно в него завернулся.
- ...Астинус... Мой старый... очень старый друг... Мы славно посидели сегодня...- Рейстлин зевнул, потом похлопал ладонью по ковру подле себя. - Иди сюда, юноша... И тащи подносы тоже.

Даламар нехотя подошёл, и сел рядом. Когда, наконец, последняя бутылка опустела, Даламар обнаружил, что сидит, опираясь на диван, а Рейстлин мирно посапывает, положив голову ему на живот. Оценив количество выпитого, эльф с некоторым опасением представил, какое похмелье ожидается у его наставника по пробуждении... На этой мысли его тоже сморил сон.

 
РиннаДата: Пятница, 26.06.2009, 14:21 | Сообщение # 3
Местный Карамон
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Статус: Offline
***часть 2***
Даламар стоял на коленях на краю круга, опираясь ладонью почти на его границу. По лицу струился пот, затекая в глаза, щекоча уголки губ. В кругу, ограждённое невидимым барьером, металось одно из ужаснейших созданий на Кринне - алый дракон. Иллюзия была не намного больше человеческого роста, но искажение купола создавало эффект, словно дракон просто очень далеко.
- Вспомни, мальчик. Вспомни деревья Сильванести в огне... вспомни ужасы пожаров... Давай, мальчик, вспоминай. Из этой силы, силы своей ярости и боли, ты совьёшь поводок для этого существа... Это залог твоей жизни, помни это.
- Но это же только фантом?
Рейстлин шагнул ближе, присел, бережно уложив посох на пол, и обнял юношу рукой, укрытой чёрным бархатом.
- Постарайся. Это фантом, разумеется... Но при неосторожном обращении он может ранить или убить. Я хочу, чтобы в моё отсутствие ты мог пользоваться лабораторией, не рискуя. И кроме того - это отчасти противоядие против драконьей магии, учти.

Обессиленный последним заклятием, Даламар еле слышно вздохнул и повалился на пол. На остатках гордости он успел упереться обеими руками, чтобы не клюнуть носом, но удержаться не смог. В медленно рассеивающемся тумане бессилия перед взором постепенно проступали очертания лаборатории. Эльф понял, что лежит, уставившись на низ какой-то пыльной бархатной портьеры... со странным запахом розовых лепестков и легким душком сушеных крыльев летучей мыши. Внезапно "портьера " опустилась, закрыв обзор, и в следующее мгновение эльф почувствовал, как кто-то поднимает его на руки.
- Безобразие, - прошептал Рейстлин, разворачиваясь к двери лаборатории и замечая прислоненный к столу посох Магиуса.
Слегка передвинув "тело" на одну руку, он протянул вторую к посоху... и даже взял его... но тут "тело"...выскользнуло.
- Нуитари и Великая Бездна! - ругнулся Рейстлин, роняя посох и подхватывая эльфа в дюйме от каменного пола. - Ох уж эти эльфы! Все шелк да шелк... Нет уж, хоть бы льняную одежду носили, что ли... Шелк - он же скользкий...
Продолжая держать Даламара на руках, Рейстлин с тоской посмотрел на валяющийся посох. Потом на Даламара на своих руках...
Даламар предусмотрительно закрыл глаза и сделал вид, что он просто так, тряпочка... случайно тут висящая...
- Эккссараххант! - ломающимся льдом прошелестел голос Верховного мага чёрного ордена и перед ним проступил эфирный образ одного из Стражей Башни. - Доставь посох в мои покои.
Почтительно поклонившись, дух поднял посох и исчез с ним.
Настроение сразу улучшилось. Рейстлин, поудобнее подхватив завернутого в скользкие шелковые одеяния Даламара, вышел из лаборатории. Подойдя к краю лестничной площадки и секунду поразмыслив, Рейстлин прыгнул... прямо в центральный пустой колодец.
Даламар очень пожалел о том, что именно в этот момент решил из врожденного эльфийского любопытства открыть глаза... и тут же закрыл их, содрогнувшись всем телом. Впрочем, секунды свободного падения быстро закончились.
- А вот этого не надо - уроню, - раздраженно буркнул Рейстлин, снова перехватывая эльфа поудобнее, благополучно приземляясь на площадку этажом ниже и входя в комнату, распахнув дверь движением брови.
"Комната пролетом ниже лаборатории... Личные апартаменты шалафи..." - утомленный эльф не смог выдержать очередного стресса и, наконец, по-настоящему потерял сознание...
- Вот, бли-ин, - досадливо протянул великий маг, и зачем-то добавил, - Всё-таки отключился...

***
Первое, что увидел эльф, открыв глаза - это край очень красивого полога с бахромой. По полночно-синему полотнищу струились белые и золотые нити, но, то ли оно висело слишком близко к глазам, то ли в рисунке вообще не было смысла - Даламар не смог разглядеть ничего внятного. Следующее, что он осознал - что эту занавеску он видит первый раз в жизни... а значит... Значит, он, абсолютно раздетый, лежит в покоях своего шалафи... В его кровати... От шока у него почти получилось снова отключиться, но отдохнувшее тело затею не поддержало. Даламар в отчаянии застонал и попытался стукнуться затылком о постель, но его и тут постигло разочарование. Подушка мягко приняла его в свои объятия, овеяв ароматом пряных трав, и прояснить мозги столь банальным методом не получилось.

Почти сразу эльф понял, что он не один - шалафи находился недалеко, вероятно - в той же комнате, потому что обычное бормотание мага за работой слышалось очень ясно.
-...Три кусочка сахару, разогреть до мелких пузырьков... Дал... Даламар?
Портьера колыхнулась, ушла в сторону, и взору эльфа предстал прикроватный столик, на котором стояла жаровня и несколько мисочек. На табурете за столиком, собственно, и располагался Верховный маг.
Даламар попытался как можно незаметнее зарыться поглубже в постель, но сумел только сползти с подушки, да так, что чересчур пышное одеяло, перекосившись, обнажило плечи. Рейстлин с цинично-меланхолическим выражением пронаблюдал за его телодвижениями, усмехнулся и отпустил занавес. Это смутило эльфа окончательно, и Даламар начал обозревать видимую часть комнаты в поисках своей одежды. О том, как и почему он её лишился, эльф предпочёл не задумываться.
К величайшему огорчению Даламара, мантии не было видно ни на прикроватных пуфах, ни на видимых из-под полога креслах, ни где-либо ещё. Он почти уже набрался решимости спросить об этом у шалафи, но тут Рейстлин снова явился в поле его зрения и протянул чашку с отваром.
- Пей, потом я тебе рецепт дам.
Даламар покосился на чашку, потом на шалафи, потом на чашку… Пить, конечно, хотелось, да и запах был довольно… приятным, но чтобы взять посудину, нужно было бы сесть… нагишом… в кровати родного (почти) Мастера… Даламар почувствовал, что белую от природы кожу лица заливает предательский жар. Рейстлин ждал.
Неожиданно – неуловимо – на секунду взгляд мага изменился, стал пристальнее, он словно раздевал эльфа глазами, или даже обнажал его душу... Словно какая-то мысль, до сего момента ускользавшая, неожиданно всплыла на поверхность. Рейстлин поставил чашку на край постели и отошёл, задёрнув за собой полог… Раздался звук разбившейся склянки, а затем - быстрые шаги, приглушенные шуршанием тяжелой ткани и грохот захлопнувшейся двери комнаты.
Даламар осторожно выглянул в щелочку между занавесями. Мастера в комнате не наблюдалось. Около прикроватного столика валялась разбитая колба, разлившееся содержимое которой быстро впитывалось в ковер.
Он приподнялся на постели, всё так же безуспешно ища глазами свою одежду. Сел, потом встал, стаскивая с кровати одеяло. «Что ж… раз шалафи изволил лишить единственной рабочей мантии, придётся воспользоваться, чем есть» - подумал эльф, заворачиваясь в мягкие складки. Он осторожно прокрался к выходу из спальни и почти бесшумно двинулся вниз, к своей комнате.

… Рейстлин почти бежал по лестнице. Сила вокруг него клубилась грозовыми облаками, опаляя паутину на стенах и вызывая коронные разряды на факельных кольцах.
С силой, почти сдернувшей ее с карниза, он отшвырнул портьеру и уставился в окно лаборатории.
Ледяное зеркало треснуло… Рейстлин почти физически ощущал, как трещина, раз зародившись, начинает расползаться, и откалывающиеся кусочки покалывают веки изнутри…
«Проклятье», - думал Великий Маг, - « что ЭТО за чувство такое? Что я ТАКОГО увидел, что Это чувство зародилось? Он всего лишь, обычный эльф… Эльф… ЭЛЬФ…». По виску мага скатилась капелька пота… Мантия нестерпимо давила на плечи… было душно…
Впервые за все время пребывания в Башне, Рейстлин распахнул окно… Утренний холодок пробирал даже сквозь тяжелую бархатную мантию, но зато приводил мысли в порядок…
«Как такое могло произойти? Сколько раз я к нему уже прикасался по необходимости при экспериментах… но это было при необходимости… Я всего лишь следовал Долгу Учителя… Привести в себя, залатать рану… Кровоточащую рану… Кровь… такой извилистой струйкой текущая по коже… по бледной коже Эльфа. О, Бездна!!!» - Рейстлин уткнулся лицом в пыльную портьеру и дернул. - «О чем я думаю?!!»
Рейстлин одним глазом выглянул из-за складок шторы. - «Плохо дело… Блин! Мы же спали тогда на полу вместе и ничего, даже мысли никакой не было!... Но это было после попойки… А вчера… Ну не мог же я уложить его в свою кровать в грязной мантии и кровоподтеках?.. А зафиг я вообще принес его к себе?... Такой беззащитный… Особенно когда проснулся… Он очень молод, поэтому время над ним пока не властно… Я увидел его таким, каков он есть… А его кожа… такая гладкая… и теплая, несмотря на то, что по природе очень бледная, почти белая… О, Нуитари и Великая Бездна!!!» - Маг с силой дернул тяжелые складки…
Раздался треск и древний карниз рухнул вниз, погребая Великого Мага под ворохом пыльного бархата…
Кашляя и еле дыша от набившейся в рот пыли, Рейстлин выполз из-под портьеры и, доковыляв до стола, уселся в кресло, уставившись перед собой.
«В конце концов… Что мы имеем? С одной стороны», - он взял со стола небольшой кристалл кварца и положил на одну чашку стоящих рядом весов. - «Красивый эльф, который способен заставить забыть, что глаза мои по форме напоминают песочные часы и видят Смерть, а с другой», - Рейстлин положил на вторую чашку маленькую плошку с каким-то черным порошком. - «Черт-те что… Вот что с другой стороны… Сумасшествие какое-то… Чтобы я… Чтобы мне… понравился… ЭЛЬФ? Да ещё парень?!!» Чашка весов стала медленно опускаться, стрелка почти доползла до середины, что означало бы равновесие, но вдруг встала.
«Что такое?» - Рейстлин пристально посмотрел на весы и обнаружил, что призма, на которую опирается коромысло весов, сколота, поэтому весы заклинило в таком положении. - « Что ж, это что-то, да значит…»
Великий маг встал и взмахом широкого рукава отправил сломанные весы в долгий полет в дальний угол лаборатории.
- В конечном счете, - зачем-то вслух сказал Рейстлин, выходя из лаборатории, - это даже интересно…
Повинуясь едва заметному жесту, дверь за ним закрылась.

***
На галерее самого верхнего этажа тоскливо светился глаз… Призраку опять выпала беспокойная ночка…

 
РиннаДата: Пятница, 26.06.2009, 14:22 | Сообщение # 4
Местный Карамон
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Статус: Offline
***Часть 3***
Даламар грустил…
Вторую неделю подряд шалафи не покидал лабораторию. Мимо окон библиотеки одна за одной пролетали склянки с зельями, разбиваясь в полёте, разбрызгивая содержимое. Вдоль наружной стены под балконом елозил печальный призрак, выжигая и очищая потёки и дематериализуя осколки.

Сцена в комнате Рейстлина – да что там, в его спальне, стала причиной абсолютного уединения обоих обитателей Башни. Хотя еду Даламар продолжал готовить на двоих, кастрюли оставались почти полными, и он так ни разу и не сумел застать момента, когда шалафи забирает обед. В надежде выманить Рейстлина, юноша перерыл все кулинарные книги в библиотеке, и наконец остановился на рецепте, на котором было больше всего пятен, и книга в этом месте открывалась проще всего: ватрушка с фруктами.
Собираясь приготовить яблочный пирог к ужину, эльф искал бренди для мариновки начинки, но наткнулся на бутылку из-под вина, на пробке которой отпечатались следы его зубов. Посудина была тщательно вымыта и поставлена в дальний угол, с самыми крепкими винами – куда они и не заглядывали никогда, но перекушенная почти пополам пробка осталась прежней. Видимо, шалафи припрятал её подальше, чтобы чистоплотный, как кошка, эльф случайно не выбросил испорченную вещь.
Даламар, не отрывая глаз от посудины, опустился на стул. Шалафи сохранил пустую, испорченную бутылку… Эльф прокусил затычку, когда пытался допить вино, но на коленях и правой руке, придавив её всем весом, расположился Рейстлин. Тогда Даламар попытался вытащить пробку зубами, и нечаянно её испортил…

Эльф мучительно покраснел, припомнив, ПОЧЕМУ едва не наелся щепок, и полез в шкаф за нужным вином.

***
Отчаявшись дождаться наставника за столом, Даламар вызвал призрака и показал на поднос с чашкой чая и куском пирога.
- Отнеси это хозяину. И передай, что если он захочет ещё, то в кухне осталось блюдо.
Когда поднос, сопровождаемый оранжевыми глазами, выплыл из комнаты, эльф горько вздохнул и уронил голову на руки. Работать совершенно не хотелось. Он поднял с кресла плед, намереваясь закутаться в него и вздремнуть возле камина, но шерсть всё ещё хранила пряный и чуть душноватый запах, навевающий болезненные воспоминания. Даламар знал о шалафи почти всё. Вернее – всё, что знали о нём все остальные, вместе взятые. Он даже осмелился перед поездкой попросить аудиенции у господина Антимодеса, чтобы составить впечатление о детских годах чёрного мага.

Даламар скучал…
Он слонялся из угла в угол по единственной комнате, где они вместе проводили время, свободное от работы, где каждая вещь напоминала – разговор, взгляд, жест… Жесткий и язвительный Рейстлин, когда увлекался, был потрясающим собеседником. Наконец, как жаждущий к роднику, юноша прислонился к запертой двери, ведущей из гостиной в кабинет мага. Эльф не просто уважал шалафи.
Он восхищался им, преклонялся перед ним, он обожал его… Он… любил? Даламар прикрыл глаза и легонько стукнулся лбом о дверной косяк. Эта мысль была неожиданной и пугающей. Он не провёл в башне и полугода… Да что там – едва прошла пара месяцев, а тут… Даламар снова приложился о деревяшку, надеясь, что встряска слегка прояснит мозги.
Возможно ли, что Рейстлин… понял это? Может ли быть, что он увидел нечто в глазах эльфа, то, что выдало его? И его это, конечно, не порадовало…
Даламар, рискуя посадить синяк на точёной эльфийской скуле, с разворота вмазался в запертую дверь кабинета шалафи. Он страдал.

***
В котле на треноге кипела вязкая субстанция неопределенного цвета.
«Да что это такое», - думал маг, бросая в котел кусочки нарезанного корня ипекакуаны, - «все время получалось… оно ж должно быть красного цвета… а это…»
Помешав варево, Рейстлин поднял над краем котла черпак… с него стекала комковатая жижа серо-зеленого цвета…
Отвернувшись от котла, он снова стал перечитывать рецепт, для верности отслеживая пальцем строки.
«Нет, все ведь верно… Но что тогда..», - услышав странное шипение, маг резко обернулся… Вспенившееся зелье вязкими потеками стекало по стенкам котла и вот-вот должно было соприкоснуться с голубоватым пламенем горелки…
Призвав себе в руки посох, Рейстлин отпрыгнул от котла, прочертив над головой круг сияющим навершием, и стукнул окованным концом посоха об пол…
В следующее мгновение лабораторию потряс взрыв, разметавший котел на кусочки, испарившиеся при соприкосновении с Барьером Силы…
Отменив заклятие Барьера, Рейстлин печально оглядел заляпанную вусмерть лабораторию и слегка стукнул посохом об пол. В следующую секунду перед ним появился почтительно склонившийся призрак.
- Приберись тут.
Еще раз оглянувшись, и поняв, что эксперименты придется вынужденно приостановить, Рейстлин печально вздохнул и, начертав в воздухе перед собой витиеватый знак, перенесся в свои покои.
Великий Маг стоял перед окном и смотрел… солнце давно село и в предночных, темных сумерках уже стали заметны тут и там разгорающиеся в небе звезды.
Рейстлин поежился…
«Сколько уже здесь живу, а все никак стены башни прогреться не могут».
Он отошел от окна и, прислонив к столу посох, сел в кресло поближе к камину.

«И все-таки… Что теперь с этим ЭЛЬФОМ делать?... И что, в конце-то концов, со мной самим творится? Я что, под домашним арестом, что выйти из комнаты не могу, чтобы попасться ему на глаза?!! Он мой УЧЕНИК… не больше… но и не меньше… или все-таки больше?... О, Великая Бездна!!! Наверное, все-таки больше… Или все же меньше?... Нет, все-таки больше… Но он же ЭЛЬФ… К тому же – совсем молодой эльф… Он меня просто пошлёт, если я… Если я ЧТО?!!»
Рейстлин вскинулся и ударил кулаком об подлокотник кресла.
«Однако… Ну ладно, какая-то определенность появилась. Вот только что теперь с этим делать? Надо с ним поговорить и таки выяснить, что это за смущение было тогда в его глазах и что, вообще, все это значит… Но не сегодня… Так, а чем это пахнет???»
Маг встал с кресла и принюхался. Прошелся от стены к стене, отслеживая запах и остановился около вентиляционной отдушины.
«Все-таки, ума не приложу, как в кабинетные вентиляционные ходы задувает запахи с кухни… Чем же это пахнет… так… Дым… нет, это не то, дымом тут почти всё пахнет… и серой… и мышами… И еще Бездна знает чем… но этот запах… что-то знакомое… НУ КОНЕЧНО! Это же ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ!!! Как я мог забыть?.. Там наверняка что-то осталось».
Взяв в руку посох, Рейстлин легонько пристукнул им о каменный пол. Секунду спустя перед ним возник почтительно склонившийся призрак.
- Спустись в кухню, - холодно приказал маг, - и посмотри, там ли мой Ученик.
Глаза мигнули и исчезли.
Рейстлин ждал… Постукивая пальцами по столешнице и тихо мурлыкая под нос старую песенку, он смотрел рассеянным взглядом в пространство… Посреди комнаты материализовался призрак.
- Ученика нет в кухонном помещении и прилегающих комнатах, - прошелестел бесплотный голос и призрак растворился в тенях, отбрасываемых предметами в свете камина.
Удовлетворенно хмыкнув, Рейстлин начертал Знак Переноса и переместился в кухню.
Кухня встретила Хозяина Башни пеплом давно потухшей плиты и холодом, испускаемым толстенными каменными стенами нижнего яруса Башни. Поплотнее закутавшись в тяжелый бархатный плащ, Рейстлин стал изучать содержимое кастрюль и сковород, в обилии скопившихся на столах.
- Ага! ВОТ ОНО!!! – радостно воскликнул Верховный маг, обнаружив под очередной крышкой пышный пирог с румяной корочкой, от которого шел потрясающий аромат печеных яблок…
«Как холодно… Чем этот Ученик занимается, что кухня вся промерзла?... Придется подняться наверх, там все-таки теплее…»
Положив кусок пирога на тарелку и взяв ее в руку, Рейстлин столкнулся с небольшой проблемой, а именно: руки оказались заняты и начертать Знак Переноса было попросту нечем, а силы посоха не годилось постоянно тратить по мелочам.
В конечном итоге, предположив, что его ученик либо давно уже спит, либо по обыкновению занимается в библиотеке, он решил подняться до покоев пешком, пройдя по боковому коридору в свой кабинет. А оттуда, через общую гостиную так памятную по их посиделкам с Учеником, через маленькую лесенку, сразу ко второму витку Главной лестницы…

…Подойдя к двери, ведущей из кабинета в общую гостиную, Рейстлин слегка замешкался: в отличие от остальных дверей, открывавшихся при легком прикосновении посоха, эта оставалась закрытой…
Зажав подмышкой посох и поудобнее перехватив тарелку с куском пирога, он повернул ручку двери и потянул дверь на себя… и, подняв взгляд, вздрогнул…
За дверью обнаружился Даламар, спящий стоя, прислонившись к косяку двери… Естественно, по причине того, что дверь была открыта и тем самым лишила его еще одной опоры, эльф плавно съехал по косяку… полупроснувшись в полете и сообразив, что что-то не то, Даламар обоими руками ухватился за первое, что подвернулось, чтобы не вмазаться лицом в каменный пол… Этим первым оказался подол мантии Учителя…
Что произойдет, если плеснуть ледяной водой на двух ничего не подозревающих кошек?
Пытаясь сохранить равновесие, Рейстлин взмахнул рукой… в результате чего кусок пирога описал широкую дугу и вмазался в стену над шкафом…
Выпустив дверную ручку и схватив посох, Рейстлин, которого все еще тянул вниз вес вцепившегося в подол эльфа, всерьез опасаясь познакомиться с каменным полом ближе, чем ему бы того хотелось, с размаху всадил посох окованным концом в каменный пол, используя посох как опору… Но чуть-чуть не рассчитал… Посох, восприняв знакомое движение как сигнал к атаке, повинуясь заложенным в него заклятиям, высвободил часть накопленного в нем заряда…
Вспышка света, а затем грохот и отбросившая его к Главной лестнице взрывная волна на время ослепили Эльфа… Поднявшись на ноги и стерев рукавом мантии с лица каменную крошку и мелкие щепки, он посмотрел в общую гостиную… Частью рассеявшийся дым открыл взору развороченную стену… и отсутствие шалафи…
Подойдя поближе, он в недоумении склонился над тем, что еще издали привлекло его внимание… Этим оказались осколки белого фарфора с тонким рисунком голубой глазурью…
Неожиданно его лицо залилось жарким румянцем… окончательно проснувшись, Даламар понял, что, по сути, только что стоял перед шалафи на коленях, обнимая его ноги и прижимаясь лицом… Эльф мучительно застонал, вспомнив, КУДА уткнулся в падении, и поспешно кинулся к себе в комнату. Ждать, когда шалафи осознает произошедшее и вернётся, чтобы настучать ученику по мозгам, он не рискнул.

***
«Это ЭЛЬФ!!!! Это просто ученик, самый обычный, нормальный, уставший во время занятий ученик… Ну заснул ребёнок на ходу… может, он устал, в конце концов. К тому же я тоже частенько пытался пробраться тайком в лабораторию учителя…»
Рейстлин мерил шагами спальню, не в силах заставить себя выкинуть случай из головы. Случайное прикосновение Даламара пробудило не вполне логичные, но весьма понятные чувства, и Рейстлин поймал себя на мысли, что, по здравому размышлению, не отказался бы сейчас сидеть на полу возле сонного эльфа. Он переоделся в ночную рубашку, снял покрывало с кровати… и понял, что всё равно не уснёт. Мысль, что Даламар сидел под его дверью, что он… «Он что, ждал своего шалафи?» - казалась невероятно привлекательной.
Маг закрыл глаза и повалился спиной на постель. Лекарство начинало действовать, глаза медленно закрывались… Последним усилием протянув вперёд руку, маг ощутил под пальцами мягкий шёлк чёрной мантии… «Я забыл вернуть ему… надо завтра отдать…» свернувшись клубочком, Великий маг, наконец, провалился в сон: ему грезилось, что он снова спит на коленях юного эльфа…

 
РиннаДата: Пятница, 26.06.2009, 14:22 | Сообщение # 5
Местный Карамон
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Статус: Offline
***часть 4***
Даламар проснулся от того, что на его носу обосновался солнечный зайчик. Эльф повернулся на бок, и даже уткнулся носом в подушку, но заснуть не получалось. Потом он сообразил, что это первый за долгое-долгое время ясный солнечный день, и раз уж светит прямо в окно, то сейчас явно близко к полудню.
Из-за того, что он забыл задёрнуть вечером шторы, тёмная мебель в комнате нагрелась совсем по-летнему, и в спальне стало очень уютно и тепло даже при погасшем камине.
Вставать не хотелось… «Всё… Сегодня у меня выходной», - сонно подумал Даламар, зарываясь в пуховое одеяло. Он тоже не спешил возвращать шалафи конфискованное имущество.

***
«Позднее утро…» - констатировал Рейстлин, захлопнув древний фолиант и принимаясь растирать ноющие виски, - « Ну и мудреная же система плетения заклятий… Но… все получилось…» Он довольно откинулся на спинку кресла и сладко потянулся, ловя яркие солнечные лучи в складки бархатной мантии, от чего она еще больше нагревалась. Еще немного понаслаждавшись мягким теплом, маг поднялся из-за стола и, прихватив с треноги металлическую кружку с отваром, подошел к окну. Понемногу потягивая ароматное питье, он с наслаждением смотрел на снежные пики гор, хрустально блестевшие на ярком солнце этого потрясающего утра…
Обнаружив, что кружка опустела, Рейстлин грустно вздохнул, поставил ее на подоконник и пошел к кровати, на которой лежала вещь, прочно занимавшая его мысли на протяжении уже многих дней. Этой вещью была черная шелковая мантия Ученика.
Аккуратно свернув мантию и бережно взяв полученный сверток, Рейстлин вышел из комнаты.

***
Камин весело потрескивал дровами, согревая воздух до летнего зноя. Даламар чистил ванну. Нет, конечно, он мог по привычному ополоснуться в небольшом алькове, вылив на себя пару кувшинов воды… но душа требовала праздника, а тело – комфорта. Поэтому он вытащил из боковой комнатки небольшую, но вполне удобную медную ванну, и теперь мыл её жёсткой щёткой и горячей водой: посудиной, видно, давно не пользовались и не берегли – стенки покрывала серая корочка мыльных пятен. Наконец работа была сделана. Ловко опрокинув ёмкость, он вылил грязную воду в сточное отверстие и сполоснул ванну.
«Вот так лучше…», - удовлетворённо оценил свои труды Даламар и выплеснул в ванну ведро горячей воды.

***
К концу пути Рейстлин уже был совсем против шелка в качестве материала для одеяний. Поскольку так аккуратно в начале сложенная мантия превратилась в пушистый ком съехавшего во все стороны шелка.
Подойдя к двери в комнату Ученика, Рейстлин поудобнее зажал в одной руке пушистый сверток и вежливо постучал… никакого эффекта…
Подождав пару минут, Рейстлин снова постучал, на этот раз громче… то же самое…
«Спит, наверное… Или в библиотеку пошел…» - решил он, - «Ну да ладно. Если он спит, то я просто положу мантию ему на стул и уйду… А если он ушел, то я сделаю то же самое, только уйду гораздо быстрее…»
Уверенно взявшись за ручку, Рейстлин открыл дверь и вошел…
К его невероятному удивлению, в комнатах ученика было тепло. Даже почти жарко… Рейстлин сделал ещё несколько шагов, намереваясь войти в спальню, положить мантию на стул и тихо смыться. Но то, что он увидел, превзошло даже ожидание зрелища спящего эльфа: Даламар сидел в ванне…
Абсолютно голый, местами намыленный Даламар, настороженно выпрямившись, сидел в небольшой медной ванне и испуганно смотрел на шалафи. Солнце и огонь камина бросали на узорчатый металл и бледную кожу эльфа яркие золотые отблески, вспушистившиеся и немного завившиеся от влаги волосы облаком окружали лицо и падали на спину. Даламар быстро и неудержимо краснел…
Вообразив, какое зрелище он сейчас представляет, остолбеневший и с ученической мантией в руках, Рейстлин возблагодарил Бездну, что, вопреки обычному, на этот раз не снял капюшон при входе к Ученику и густая тень скрывает его лицо.
Шелковая мантия с легким шелестом выскользнула из рук Рейстлина и упала на пол.
Рейстлин неуверенно сделал шаг назад… потом еще шаг…
Пытаясь открыть дверь, Рейстлин шарил за спиной в поисках ручки, не отводя взгляда от Даламара, едва прикрытого пенной водой.
Наконец найдя злополучную ручку, Рейстлин резко открыл дверь и, шагнув во тьму лестничной площадки, закрыл ее за собой…

Рейстлин почти бежал по ступеням Главной лестницы… случайно попавшаяся пара призраков юркнула в щели каменной кладки, сочтя их надежным укрытием от того шторма, который сдувал пыль с пола и разбрасывал мелкий мусор на расстоянии пяти метров в стороны от идущего мага.
Рейстлин еще никогда не чувствовал себя настолько глупо… Но к досаде примешивалось какое-то чувство, которое становилось все более явным, теплой тягучей волной поднимаясь откуда-то из глубин существа, от которого заходилось сердце и становилось трудно дышать.
Больно ударившись, Рейстлин резко остановился. Туман перед глазами постепенно рассеивался, открывая взору кухню. Опершись руками на потухшую плиту, об которую он со всего разгона ударился, Рейстлин прижался лбом к холодному железу воронки дымохода…
«И это МЕНЯ он зовёт ШАЛАФИ… Если бы он знал… Если бы он только догадывался, то – вероятнее всего – сейчас гнал коня в Вайрет намного быстрее, чем ехал оттуда…»
Сожаление о предстоящей потере талантливого ученика было несравнимо с горечью, необъяснимой, нелогичной, неправильной – от несбывшегося счастья… Рейстлин некоторое время посозерцал собственные руки, потом с силой потёр лицо и огляделся в поисках посоха. Тот валялся под ногами, как самая обычная швабра. Маг подобрал его, но вместо того, чтобы перенестись в лабораторию, побрёл к воротам башни…
Выйдя на крыльцо, маг обнаружил, что за ночь на улице похолодало и на траве в тени деревьев поблёскивает иней. Поёжившись, он вернулся в холл за плащом и перчатками, и заодно сменил кожаные туфли на сапоги. Неожиданные еле слышные шаги на лестнице заставили его поспешить. Маг быстро сошёл с крыльца и скрылся в небольшом саду позади Башни.

***
Даламар, смущённый неожиданным появлением шалафи, спешно опрокинул на себя кувшин чистой воды и завернулся в огромную мохнатую простыню. Но шалафи не появился…
Эльф задумчиво рассматривал лежащую на полу мантию… Его собственную мантию, которую он так и не нашёл – ни в покоях шалафи, ни у себя, ни даже – в виде лоскутков для протирки банок. Он, конечно, начал подозревать, что одеяние постигла та же судьба, что и найденную недавно бутылку, но… Даламар поднял мантию. Порванные отвороты рукавов носили следы умелой починки, пятна от эликсира пропали…
Чёрный шёлк снова соскользнул на ковер.
Эльф судорожно сушил волосы полотенцем, оглядывая комнату в поисках тёплого плаща. Если шалафи не перенёсся в лабораторию, он наверняка в саду…

***
Рейстлин неспешно брёл по дорожке между клумб, отмечая про себя, что стоило бы сходить за садовыми инструментами и обрезать сухие стебли лилий. А ещё можно сгрести нападавшую за ночь листву, и даже пожечь её, и собранные недавно ветки и прочий мусор.
Неожиданно он осознал, что больше не один. На парапете, ограждающем прудик с водными растениями, сидит тонкая фигурка в чёрном шёлке. «Даламар… глупый мальчишка…» Рейстлин хотел свернуть в сторону минарета, но это более всего напоминало бы бегство. И Рейстлин пошёл вперёд.

Эльф сидел спиной, но наверняка слышал шаги – подошвы сапог со скрипом вминались в мелкие камешки. Подойдя вплотную, маг на мгновение остановился, не зная, что предпринять. Потом положил руку ученику на плечо.
- Что случилось, Даламар? Почему ты сидишь здесь?
Эльф вздрогнул. Бортик высок, и он, даже сидя, был Рейстлину по плечо. Даламар встретился взглядом с шалафи и опустил голову.
- Я люблю тебя, шалафи… Это мучает меня, и я скорее умру от твоих рук, чем вынесу пытку молчанием.
Он хотел встать, но Рейстлин стоял слишком близко, и некуда было отодвинуться. Даламар ждал реакции на свои слова, но с каждой секундой тишины сердце его всё отчётливее сбивалось с ритма, а по спине полз холод. Учитель молчал…
Юноша попытался снова взглянуть в лицо шалафи, но решимости хватило только на короткий невнятный рывок. Неожиданно – он едва не отшатнулся с перепугу – рука мага легла на горло, заставляя запрокинуть голову. Даламар собрал остатки храбрости и встретился с Учителем глазами. Этот холодный испытующий взгляд… Он на мгновение прижался щекой к знакомому бархату, позволив себе эту невинную, незаметную ласку в твёрдом убеждении, что живым он с этого места уже не сойдёт. Он понял.
Даламар неожиданно осознал, что одна ошибка – неверное слово или жест – и Рейстлин просто свернёт ему шею, даже не прибегая к магии, после чего пустит на удобрения для любимых цветочков. И не помогут ни годы, проведённые у Ладонны, ни уроки рукопашного боя… Эльф замер, как птица под взглядом змеи, не решаясь даже сглотнуть заледеневший в горле комок. Учитель не простит предательства или обмана.

Пальцы на горле юноши дрогнули, сжимаясь сильнее. Сквозь бархатные перчатки чувствовалось нервное биение жилки. Рейстлин не отрывал взгляда от лица эльфа, искал, и не находил на нём ожидаемого ужаса или отвращения. Страх – тщательно контролируемый замаскированный страх: Даламар чуть откинул голову, пытаясь вздохнуть свободнее. Но помимо него – преданность, внимательное ожидание и… что? Что, скрытое в самой глубине, запертое на семь замков?..

Не в силах долее бороться со страхом, не вынеся пристального взгляда Учителя, но и не имея возможности отвести глаз, Даламар опустил веки.

Рука Рейстлина не дрожала. Он уже понял, что к прежней жизни Учителя и Ученика они не посмеют вернуться, но варианты… То, что он только что услышал… правда ли? Он дохнул на приоткрытые губы эльфа, не особо понимая, что делать дальше, потом легонько накрыл их своими.
Даламар замер – губы учителя были неожиданно тёплыми и осторожными. Поцелуй не принуждал. Обещание, желание, вопрос – но не приказ. И эльф, судорожно вздохнув, подался вперёд, более не позволяя себе задуматься или усомниться. Бархат тяжёлого плаща взметнулся, укутывая его, разрешая прижаться к горячему тонкому телу. Заклятие перемещения выбило почву из под ног, но добавило уверенности в душу.

***
Рейстлин опустился рядом с едва соображающим Даламаром. Он весьма смутно представлял себе, что следовало делать, но эльф, не желал отпускать его рук. Юноша выглядел испуганным, но не пытался избегать прикосновений. Скорее наоборот – тянулся к старшему магу всем телом.
Плюнув на сомнения и комплексы, Рейстлин опрокинул Даламара на подушки и сам устроился сверху. «А Бездна с ним со всем… Рефлексы подскажут…» Это промелькнуло последней внятной мыслью. Маг уткнулся в нежную кожу шеи, там, где пульсировала тоненькая жилочка, провёл губами, прикусил. Эльф сдавленно охнул, подаваясь навстречу.
Бархат и шёлк смешались возле постели в одну общую кучу, сверху легли перчатки… Рейстлин дыханием отогревал узкие ступни эльфа, с ужасом обнаружив, что юноша разгуливал по саду босиком. Тонкие пальцы то зарывались в белые волосы мага, то цеплялись за простыни. Даламар старательно тащил к себе покрывало, пытаясь укрыться, пока Рейстлин, наконец, не отбросил лишнюю ткань в кучу одежды.

Совсем аккуратно всё же не удалось… Стирая слезинки с пушистых чёрных ресниц, Рейстлин мучительно думал, что же ему теперь с этим делать… КАК жить со свалившимися столь неожиданно чувствами, как зависеть от другого существа… Но сейчас – несмотря ни на что – всё было хорошо. Маг поудобнее пристроил на своём плече голову ученика и тоже погрузился в сон.

Эпилог:
…В углу над шкафом тускло светился глаз…

 
Форум » Наше творчество » Дом Маджере » Dragon Lance "Дитя Тёмных Одежд",Рейстлин/Даламар, R (осторожно - описание нетрадиционных отношений)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020 |